ПОЛЕ, ГДЕ Я УМЕР (СТОРОНА А)

posted in: Uncategorized | 0
2018 - Поле, Где Я Умер: Сторона А
2018 – Поле, Где Я Умер: Сторона А

SASHA DARKO – ПОЛЕ, ГДЕ Я УМЕР (СТОРОНА А) (2018)

01 – ОНА РИСОВАЛА (ИТАЛИЯ, 1247)

Она рисовала кистями, лайнами
Не забивая себя дэдлайнами
Верила в лучшее, готовилась к худшему
И нерешительность планы ей рушила

Она рисовала замки и звёзды
На этих планетах найти нас непросто
Скрылись за байонетом свободы
Время течёт, берут свои годы

Краски раскрыли ей ирреальность
Где подлинность чувств это лишь малость
Маленький шаг до стены из бетона
Которая рвётся как лист из картона

Океан глушит топот шагов
Лица друзей, пасти врагов
В другой руке ключ от этих оков
В скважину чувств, палитру мозгов

Масло ложится нежно на грунт
Первая линия замыкается в круг
Закрываешь глаза и видишь образы
Кистью уверенно наносишь на холст их

Пройдёт она долгий путь из лишений
Оспаривать будет своё решение
Но когда видишь себя изнутри -
Там будет начертано слово
“Твори”

02 – ЧЁРНАЯ СМЕРТЬ (АНГЛИЯ, 1366)

кресты водружали на чьи-то тела
насиловали всех и сжигали дотла
все они никто и им нечего сказать
они силой пытались богов навязать

оскалы их пастей, о святейшие умы
но не спрятаться, ни скрыться от бубонной чумы
сжигай свои бумажки, смотри в глаза тьмы
что встретится с луной на лезвии зари

мы сбегали навсегда, боялись не успеть
это чёрная, чёрная, чёрная смерть

03 – ХОСПИС? (ГРЕЦИЯ, 1648)

Я признаю своё поражение
И выражаю им восхищение.
В телах их гнёзда яйца карамор.
Из пепла восстанут себя истязать
Души людей что постигли лишь мор
В отблеске света разбитых икон.
В сгоревшей часовне опарышей сотни
Под грохот зарниц охраняют руины.
Сотрут из истории кто был виновник,
В окне я вижу застывший терновник
И вместо ягод на нём сотни глаз,
Здесь каждый день они смотрят на нас.
Иерсинии – предвестник чумы,
Вся жизнь на поверхности одной струны,
Мы все здесь мелки и ничтожны до гроба,
Нас здесь слишком много, мы как остракоды.

(Hook)
Я потерян
И меня не ждут.
Хлопнут двери,
Труп не найдут.

Это хоспис? (х4)

Впитали всю злобу с молоком матери,
Что не преминула их сразу оставить.
В руках шелуха из их сломанных судеб
И здесь ничего больше не будет.

Я в башне у моря искал оправдание
Потерянным годам. Как окаянный, я
Бродил по холмам в поисках правды
Среди алых роз и цветущей лаванды.

Но что найти вообще мог кроме лжи?
Пули револьвера вышибали мозги.
И всё по накатанной, всё по наклонной,
Трупы людей бросали со склонов.

Мы выросли здесь и здесь мы умрём,
И вырастут цветы над засохшим углём.
Но глядя солнце спросить не бойся -
“Действительно ли это был хоспис?”

Это хоспис? (х8)

 

04 – 28MM (США, 1935)

на старой плёнке в сундуке где песок и порох

я знаю все неровности и знаю каждый шорох

листьев кукурузы, мнущихся под тяжким весом

боли и барьеров, не убрать одним порезом

 

ножницы не вырежут здесь былых утрат

и не помогут забыть что тебе двадцать пять.

они лишь инструмент иллюзии, самообмана

нелепый миф о том что ты с судьбой на равных

 

что ты не марионетка в её руках

что все твои надежды не рассыпятся в прах

и вся эта машина всегда будет работать

в миллионе трупов ты один убывший болтик

 

кто-то лишь живёт чтобы сыграть одну роль

а я тщётно всю систему здесь делю на ноль

да быть может не постиг я всех алгоритмов

но сквозь метель и шум прибоя уловил ритм.

 

не слышать мразей что кричат этот мир прекрасен

стереть бы в шелуху их все лыбы ужасные

здесь никаких реальных чувств и эмоций

новую таблетку радости они с утра попросят

однажды я тонул посреди льдин

даже будучи ребёнком я справился один

благодарен им за то что не скрывают им плевать

мне надеяться лишь на себя и уповать

05 – ПОСЛЕДНЯЯ МИНУТА (ПЕРУ, 2145)

под треск галогена и шум генератора

остываю медленно в свете заката я

мысли проносятся как поезда

в которых не встретимся мы никогда

свет нежно греет тело и душу

но этот момент скоро будет разрушен

я помню тебя, но тебя я не знал

и в лике мёртвых надежд увидал